«Игрушки военного детства…»

/из воспоминаний родственников участников дистанционных курсов/

Сначала было предложение провести на курсах конкурс, посвященный 65-летию Победы в Великой отечественной войне.  Собирались реконструировать по рассказам, тех чье детство выпало на эти годы, игрушки… а оказалось….

 

У нас и детства не было отдельно,
А были вместе детство и война.

Р. Рождественский

А были ли они? Игрушки-то? Но детство есть детство, на какую бы пору оно не пришлось. А вот и были игрушки, что-то сами делали, что-то осталось от мирной жизни.
Участники наших дистанционных курсов проекта «Обучение народным ремеслам Русского Севера через Интернет» обратились к своим родственникам с просьбой рассказать о куколках военных лет. И от трогательности встреч в их памяти  с детскими воспоминаниями об игрушках военных лет у многих, кто читал в нашем Интернет-Кафе курсов эти истории, щемит сердце, на глаза наворачиваются слезы.

Воронина Галина г. Находка

«….мама рассказала о своей кукле единственной в детском доме в г.Нолинске Кировской области:
маму с детским домом из г. Ленинграда эвакуировали в Кировскую область в г.Нолинск, там у детей игрушек не было такое было время, а вот когда мама лежала в больнице а было ей 6 лет, вместе с ней лежала деревенская девочка Маня и у неё была тряпочная кукла с нарисованным углём лицом и нарисованными туфлями , волосы из пакли , одёжка из домотканого полотна. Девочка приметила, что моей маме понравилась кукла и спросила, хочет ли мама куколку, мама сказала, что хочет и тогда произошёл обмен, 10 порций масла сливочного на куколку, которая потом стала любимицей всего детского дома, пока её кто-то не стащил. А масла было положено в день 25 гр. А после войны стали приходить посылки из Америки, но куколок мама уже не помнит. Эта тряпочная самая любимая осталась.
Решила сшить маме её любимую куколку к Дню Победы!»

 

Сохор Татьяна г. Санкт-Петербург

«Моя мама, хотя и не помнит как выглядела ее первая кукла, но знает историю о том, как она спасла ей жизнь (и мою тоже по определению). Мама моя родом из Новгородской губернии, родилась в декабре 1938 г. Во время эвакуации в 1941 г. в вагоне, на нее, играющую с тряпичной куклой около печки, вылилась кипящая кастрюля с водой. Если бы не кукла, которая приняла "главный удар" на себя... Ожег был сильнейший, но мама помнит только перевязки и острую непрекращающуюся боль по всему телу. Ее потом, уже в Ярославле, долго лечили, а куклу, наверное, выбросили.
А моя тетка так и осталась с матерью во время эвакуации жить в Новгородской обл. Как-то давно мы были у нее в гостях и она, вспоминая войну, заговорила о куклах. Очень сожалела, что ее детство попало на военное и послевоенное время. Ни кукол, ни игрушек у нее не было, да, и рано пошла работать. Потом, когда вышла замуж, родились два пацана - тоже не до кукол. Мы с мамой на юбилей прислали ей посылкой большую советскую куклу, которая говорила "Мама". С тех пор (уж лет 25) эта кукла сидит у нее в Красном углу, под иконами. Вот такая история!»

 

Филимонова Иринья г.Мирный Архангельской области

«Сейчас расспрашивала своих родителей (1925 и1927г.р.) об их игрушках. Оба росли в архангельских деревнях. Мама помнит, что играли тряпичными мячиками, тряпичными куколками, глиняными свистульками. И ещё на все случаи жизни были разного калибра палочки. И у неё были самые лучшие куколки в деревне, потому что дядя из Питера привёз настоящие кукольные головки (наверное, фарфоровые). А папа помнит только биты и чурочки для игры в городки. У них в семье было 5 братьев и две сестры. Он - старший, говорит, что некогда было играть. С началом войны, 15-летним, он уже пахал на тракторе. А в 43-м его "игрушкой" стал автомат, при этих словах очень невесело усмехнулся....»

 

Ступенко Валентина г.Ноябрьск ЯНАО

«К сожалению уже некого и  спрашивать, но я спрашивала когда была ребенком. Когда цвел укроп отламывали головки и заплетали в косы. Также пеленали кочаны кукурузы. чтоб волосы были наружу - бабушка рассказывала, мы потом с сестрой пробовали так играть и соревновались у чьей куколки будут длиннее косички. Еще брали мочевой пузырь от свиньи мыли надували, завязывали веревочкой, высушивали получается мяч. Моя свекровь родилась в 41 военные действия шли прямо на огороде, осталось много воронок, в них остатки трупов, бабушка ее не усмотрела, ребенок искупался в такой воронке. По всему телу пошли язвы, лечили очень долго, не до игрушек было.»

 

Сохор Татьяна г. Санкт-Петербург

«Игрушки были, внимания им не уделялось столько. Совсем недавно при раскопках нашли солдата, а кармане у него игрушка-головоломка. Сейчас подобные продают рублей по 800.. Скорее всего было мало промышленных игрушек, а народные, сделанные своими руками, часто терялись и быстро приходили в негодность. Да, кажется, руки у людей середины ХХ века были на месте, многое сами делали. Я когда смотрю на солдатские вещи - диву даюсь. Сами сооружали портсигары, мундштуки, домино и др. нужные в быту вещицы. Даже смертные медальоны встречаются собственного изготовления. А какие рисунки выбиты на котелке... Вот лучше бы была фамилия.»

 

Головоломка. Найденная при раскопках солдатских могил.

 

 

Дейс Татьяна п. Суходол, Самарская область

«Куклы сделаны по моей просьбе Зубовой Раисой Михайловной, 1931г.р.(Самарская обл, с.Кинель-Черкассы) Других игрушек не было, делали сами, еще были мячи. У кукол голова-мешочек с золой, тулово – с каточка из ткани, ручки пришитые скаточки»

 

 

Валасина Ася г. Москва

Школа военной поры.
Моя бабушка (Попова/Колосовская Анастасия Михайловна) – выпускница первого выпуска Архангельского «учительского института». Так тогда назывался пединститут, ныне ПГУ им.М.В.Ломоносова. После окончания отделения немецкого языка в 1940 году она поехала по распределению на Северный Сахалин работать учителем в школе-интернате поселка Верещагино Рыбновского района. В 1941 году за хорошую работу ее, молодого специалиста, наградили путевкой в дом отдыха « Океан», и в июне 1941 года она на теплоходе вместе с другими учителями с Сахалина отправилась на отдых. Они ехали на теплоходе через Татарский пролив, веселились, шутили, обсуждали планы на отдых. Войны никто не ждал. В Комсомольске-на-Амуре их рано утром стали будить: «Просыпайтесь! Началась война!» Никто не поверил, думали, что это шутка. «Посмотрите, на пристани митинг!» Тут только они поняли, что это правда. Доехали до Хабаровска и попробовали вернуться домой. Билетов не было, денег тоже, на вокзалах огромные очереди. Нашлись добрые люди – поверили им на слово, дали денег в долг и они отправились обратно в свою школу на Сахалин.
Какой была школа в военные годы? Дети жили прямо в домиках на территории интерната. Во время войны не до игр и игрушек ребятам из интерната было – трудились наравне со взрослыми. Школьники работали в совхозе – ухаживали за телятами, помогали взрослым на рыбозаводе, заготавливали дрова, собирали орехи и ягоды, ловили рыбу. Ягоды заготавливали и для себя, и для интерната в бочках. Засыпали чернику, бруснику, голубику в бочку и закапывали на зиму в землю. А весной доставали и ели, а также пили как сок. Солили рыбу в бочках. Это была основная еда. Было холодно и голодно. Пришлось съесть всех лошадей и жеребят из хозяйства школы-интерната и из совхозного хозяйства. Бабушка призналась, что ели их с удовольствием, потому что было сытно. Главное было – выжить. В школе началась цинга. Тогда учителя вместе с детьми собирали сосновые веточки, их заваривали и давали обязательно детям в столовой. Также выращивали с детьми на пришкольном участке чеснок и черемшу для лечения.
Взрослые очень много работали. Моя бабушка вела не только уроки немецкого языка, но и русского языка, литературы, истории, географии, все предметы у первоклассников, одновременно с этим была пионервожатой, завучем, а летом еще и заведующей яслями и детским садом. Книг для обучения, учебников не было, приходилось материалы для уроков искать всем миром. Особенно сложно для моей бабушки было без учебных пособий, книг, учебников вести уроки истории. Учителя помогали друг другу как могли. Несмотря на сложности школа не просто выживала, школа жила! Проводились спортивные соревнования, делались концерты. Бабушка удивляется, как она тогда могла совсем одна организовывать и проводить районные спортивные состязания, концерты и другие мероприятия. И ведь получалось!
Учителя из школы вели не только работу с детьми, но и большую общественную работу. В годы войны в школе силами учителей был организован драмкружок. Ставили серьезные пьесы, в-основном классику (бабушка очень хорошо помнит спектакль «Свои люди – сочтемся») и потом показывали в военной части, где служил тогда мой дедушка. Был и кружок самодеятельности – делали концерты для той же военной части. Учителя вели большую агитационную работу с местными жителями. Они ходили по домам и читали женщинам сводки информбюро. Приходилось выходить в далекие поселки в любую погоду, даже в буран. Несколько раз в сильную пургу учителя чуть не погибли в пути. Шли друг за другом, держась за веревку, чтобы никого не унесло и не засыпало снегом. Для того чтобы они смогли найти дорогу домой на магазине во время бурана зажигали тусклую лампочку. Но и ее не было видно.
Профессия учителя была в очень большом почете в те годы. В войну в поселке учителя и врачи в очереди за продуктами, выдаваемыми по карточкам, не стояли, т.к. местные жители очень ценили их труд. Они сразу же уважительно расступались перед ними, уступая место у прилавка, чтобы учителя смогли вернуться быстрее на работу к своим детям, Попытки постоять в очереди ни разу не удались, отговорки и прочее в расчет не принималось
Игрушки были тогда только у самых маленьких детей. Детям из интерната их делали учителя: шили куклы из тряпочек, мальчикам делали из дерева лопатки. Когда в 1942 году родилась моя мама, то бабушка ей сшила из своей старой одежды кукол. Шить куклы ее научила моя прабабушка еще в то время, когда бабушка была маленькой девочкой и жила в деревне в Няндомском районе. Шила бабушка так, как учила ее мама – туловище, головку, ручки и ножки набивала старыми тряпками, ветошью, ватой, а потом пришивала волосы и наряжала в платье. Детскую одежду тоже шили из своих старых поношенных вещей. Бабушка помнит, что куклы получались красивые, с любовью сделанные. У младенцев же игрушек не было. Погремушек, пирамидок для младенцев никто не делал, не было времени. «Некогда нам было в погремушки греметь», - говорит бабушка. Пока взрослые работали, за малышами присматривали более старшие соседские дети, а как ребенок уже мог ходить, его брали с собой на работу. Так моя мама все свое военное детство с бабушкой в школе-интернате и провела. А первая покупная кукла появилась у моей мамы уже после войны. Ее подарили малышке, когда семья уезжала с Сахалина в Архангельск. Но недолго мама с этой куклой играла. Когда теплоход плыл по Татарскому проливу, девочка выпустила куклу из рук, и она упала в воду. Мама до сих пор помнит, как горько она тогда плакала. Бабушка сказала, что многое еще помнит и с радостью ответит на вопросы. Что меня поразило, что во время войны НИКТО и НИ РАЗУ не сомневался в победе, какие бы сводки не приходили с фронта. Когда она рассказывала мне о войне, об этих тяжелых годах, у нее был такой светлый голос! Мне казалось, будто свет веры в победу коснулся и меня, и наших потомков.

 

Валасин Андрей г. Москва

Моя мама была ребёнком во время войны, и она практически не помнит игрушки военных лет. Но как-то раз она увидела как делают кувадки (это народные куклы) и вспомнила, что в детстве она играла такими, а делала их для неё её мама. Сестра моей мамы вспомнила, что она играла в железную дорогу. Отец прибивал большой гвоздь к деревянному бруску и получался паровоз с трубой, а ещё маленькие гвоздики прибивались к брусочкам поменьше, после чего гвоздики загибали и получались вагоны. Вагоны можно было прицепить к паровозу. Всё это очень нравилось детям т.к. семья жила у железной дороги и дети видели как она работает. Сестра моей мамы даже мечтала стать машинистом. Дело в том, что мой дед был машинистом, и он вместе с семьей жил рядом с паровозным депо. Даже после войны некоторое время (примерно 1 год) вся семья жила в вагоне. Мама рассказывала, как иной раз приходишь домой после школы, а дома нет, маневровый паровоз увез дом, и остаётся только ждать, когда его прикатят обратно. Дед говорил, что паровоз его спас от смерти. Дело в том, что когда началась война, деда призвали в армию, их погрузили в эшелон, и поезд поехал к фронту. В это время пришла разнарядка о том, что машинистов не хватает и необходимо всех машинистов направить на трудовой фронт для работы по специальности. На одной из промежуточных станций всех машинистов сняли с этого поезда и направили на разные станции. Как деду стало известно позднее, во время следования тот эшелон, на котором он ехал, разбомбили, и из всех уцелело буквально несколько человек.

Фото кувадки - такими куклами играла моя мама в годы войны.

 

Их детство опалила война, но они выжили и сохранили лучшие душевные качества. Не озлобились, как сегодня многие от благополучия, а любили и любят жизнь во всей ее многоцветности. А помогали им помнить, что они дети – игрушки!
А мы должны знать и помнить обязаны. Многое не записано Многое исчезает, растворяется бесследно. Забывается. Еще надо успеть!!!….

 

Бирюкова Лариса
г.Архангельск, ПГУ им. М.В. Ломоносова
руководитель проекта курсов дистанционного обучения народным ремеслам

Подарочный сертификат
Книжки
Кладовая Кладовая проекта

Контакты:

e-mail: remeslodo@narod.ru